Виндикационный иск сроки давности

Оглавление:

Каков срок исковой давности по виндикационному иску?

Виндикационный иск — срок исковой давности для предъявления соответствующих требований и порядок его исчисленияпо сей день вызывает достаточно много споров. В статье мы разберемся, с какого момента надлежит исчислять такой срок и какова его длительность.

Распространяется ли на виндикационные иски исковая давность и сколько составляет ее срок

Ответ на этот вопрос будет утвердительным: исковая давность по виндикационному иску существует.

Поскольку положения абз. 5 ст. 208 Гражданского кодекса РФ об отсутствии ограничений по срокам предъявления требований в суд (более подробно об этом рассказано в нашей статье Требования, на которые исковая давность не распространяется) не распространяют свою силу на иски, не являющиеся негаторными, о чем прямо говорит правоприменитель (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43), а дополнительных комментариев о специальных сроках в отношении исков о виндикации законодатель не дает, суды в общем случае принимают такой срок равным 3 годам (ст. 196 ГК РФ).

Кроме того, на них распространяется предписание о предельном сроке исковой давности, который не может выходить за пределы 10 лет с момента нарушения права.

Эта практика используется как арбитражными (например, решение АС Респ. Карелия от 09.11.2016 по делу № А26-4207/2016), так и судами общей юрисдикции (например, определение Белгородского облсуда от 15.11.2016 по делу № 33-5562/2016).

С какого момента исчисляется срок исковой давности по виндикационному иску

Наиболее сложной проблемой при исчислении допустимого для представления требований по рассматриваемому виду исков срока является установление времени начала его течения.

Так, начало течения срока исковой давности для виндикационных требований в отношении:

  • Движимого имущества исчисляется с момента, когда законный правообладатель имущества узнал о его нахождении во владении у ответчика (п. 12 информационного письма президиума ВАС РФ от 13.11.2008 № 126, далее — ИП № 126). Такая практика по сей день применяется и арбитражными (например, решение АС Респ. Татарстан от 26.10.2016 по делу № А65-8980/2016), и судами общей юрисдикции (например, определение Пермского краевого суда от 26.10.2015 по делу № 33-11179). При этом суды указывают, что отсчет привязывается ко времени, когда истец смог определить потенциального ответчика, а не просто найти свое имущество.
  • Недвижимого имущества исчисляется с момента, когда лицо получило (или должно было получить) информацию о том, что имущество выбыло из его владения (п. 1 ст. 200 ГК РФ). В отношении недвижимости такими моментом, по мнению судов, является момент госрегистрации права на спорный объект (например, постановление АС Западно-Сибирского окр. от 29.09.216 по делу № А67-7521/2015, п. 52 постановления ВС РФ, ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22).

ВАЖНО! Исковая давность по виндикацонному иску в связи со сменой владельца истребуемого имущества не обнуляется и заново не исчисляется (п. 13 ИП № 126).

Итак,по виндикационному иску срок исковой давности равен 3 годам. Однако момент начала его исчисления для недвижимого и движимого имущества различается:

  • в первом случае он обычно привязывается судами к дате госрегистрации права;
  • во втором — к моменту обнаружения имущества.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 2013 г. N 5257/13 Суд отменил постановление суда кассационной инстанции, оставив в силе ранее принятые по делу судебные акты об истребовании из незаконного владения объектов недвижимого имущества, поскольку на момент обращения истца в арбитражный суд с исковым требованием к обществу срок исковой давности не истек

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Маковской А.А., Медведевой А.М., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. —

рассмотрел заявление Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.03.2013 по делу № А07-5384/2012 Арбитражного суда Республики Башкортостан.

Путем использования видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Башкортостан (судья Салиева Л.В.) в заседании участвовала представитель заявителя — Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (истца) — Береснева А.М.

Заслушав и обсудив доклад судьи Сарбаша С.В., а также объяснение представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (далее — министерство) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Бизнес-Ресурс» (далее — общество «Бизнес-Ресурс») об истребовании из его незаконного владения объектов недвижимого имущества: двухэтажного главного корпуса, лит. А, общей площадью 499,4 кв. метра (свидетельство о государственной регистрации права собственности 04 АГ № 690503); одноэтажного хозяйственного корпуса, лит. Б, общей площадью 510,5 кв. метра (свидетельство о государственной регистрации права собственности 04 АГ № 689778); одноэтажного спального корпуса, лит. М, общей площадью 464,7 кв. метра (свидетельство о государственной регистрации права собственности серии 04 АГ № 689781), кадастровый паспорт от 04.05.2010; спального корпуса, лит. Н, общей площадью 535,5 кв. метра (свидетельство о государственной регистрации права собственности 04 АГ № 689780), кадастровый паспорт от 04.05.2010; одноэтажного спального корпуса, лит. Ж, общей площадью 131,1 кв. метра (свидетельство о государственной регистрации права собственности 04 АГ № 690504), расположенных по адресу: Республика Башкортостан, г. Белорецк, ул. Новая, д. 93 (с учетом уточнения требований).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены открытое акционерное общество «Центр малого бизнеса» (далее — общество «Центр малого бизнеса»), региональная общественная организация «Центр реабилитации спортсменов» Республики Башкортостан, гражданин Назаров Вячеслав Юрьевич.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.10.2012 исковые требования удовлетворены частично: из незаконного владения общества «Бизнес-Ресурс» истребованы следующие упомянутые объекты недвижимого имущества (инвентарный номер 9455): главный корпус, кадастровый номер 02:62:011401:7; хозяйственный корпус, кадастровый номер 02:62:011401:1:2; спальный корпус, лит. М, кадастровый номер 02:62:011401:1:1; спальный корпус, лит. Н, общей площадью 514,7 кв. метра (вместо общей площади 535,5 кв. метра, заявленной министерством), кадастровый номер 02:62:011401:1:3; спальный корпус, лит. Ж, кадастровый номер 02:62:011401:1:4; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 12.03.2013 названные судебные акты отменил, в удовлетворении иска отказал.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции министерство просит его отменить, ссылаясь на нарушение норм материального права.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлении присутствующего в заседании представителя участвующего в деле лица, Президиум считает, что постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами, между министерством (учредителем управления) и обществом «Центр малого бизнеса» (доверительным управляющим) заключен договор о передаче государственного имущества в доверительное управление от 31.07.2006 № 231/932 ДУ (далее — договор доверительного управления, договор), в соответствии с которым учредитель управления передает, а доверительный управляющий принимает в доверительное управление на срок с 10.07.2006 по 10.07.2011 государственное недвижимое имущество: пионерский лагерь «Парус», расположенный на левом берегу реки Белой, вверх по течению, в трех километрах от города Белорецка, рыночной стоимостью 3 468 000 рублей (далее — пионерский лагерь, спорный объект), для использования в целях проведения культурно-развлекательных и спортивно-оздоровительных мероприятий; 10.07.2006 составлен акт приема-передачи № 10.

В силу подпункта 3.2.8 договора доверительный управляющий обязан в десятидневный срок со дня получения договора и акта приема-передачи представить в учреждение юстиции документы для государственной регистрации передачи пионерского лагеря в доверительное управление.

Передача спорного объекта в доверительное управление не была зарегистрирована в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Письмом от 12.04.2011 министерство уведомило общество «Центр малого бизнеса» о прекращении действия договора доверительного управления и предложило возвратить переданный в доверительное управление пионерский лагерь.

Общество «Центр малого бизнеса» данное требование министерства не исполнило.

Судами также было установлено, что в рамках дела № А07-15522/2011 по иску министерства о выселении общества «Центр малого бизнеса» из того же спорного объекта министерству стало известно, что названное общество передало этот объект обществу «Бизнес-Ресурс» первоначально на основании договора аренды недвижимого имущества от 01.09.2009 и акта приема-передачи от 01.09.2010, а затем на основании договора аренды от 11.06.2012 (далее — договор аренды).

Удовлетворяя требование министерства, суд первой инстанции исходил из следующего.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 20.03.2012 по делу № А07-15522/2011 установлено, что договор доверительного управления не был зарегистрирован в установленном законом порядке, поэтому в силу пункта 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) он является недействительным. Рассматривая настоящее дело, суд счел данные обстоятельства не подлежащими доказыванию вновь (часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку договор доверительного управления недействителен, общество «Центр малого бизнеса» по смыслу статьи 608 Кодекса не является лицом, управомоченным собственником на сдачу недвижимого имущества в аренду, а следовательно и договор аренды ничтожен (статья 168 Кодекса).

При этом зарегистрированное право Республики Башкортостан на пионерский лагерь не оспорено; владение обществом «Бизнес-Ресурс» спорным объектом незаконно и нарушает права собственника.

Суд установил, что Республика Башкортостан узнала о нарушении своего права 19.01.2012, в момент привлечения общества «Бизнес-Ресурс» определением арбитражного суда к участию в деле № А07-15522/2011 в качестве третьего лица. До указанного момента нарушитель права собственности Республики Башкортостан известен не был.

Принимая во внимание изложенное, суд счел, что срок исковой давности по иску министерства к обществу «Бизнес-Ресурс», исчисляемый на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса, не пропущен.

Указанный подход, по мнению суда, согласуется с позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 12 информационного письма от 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (далее — информационное письмо № 126), в соответствии с которой течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

Суд апелляционной инстанции поддержал вывод суда первой инстанции, уточнив, что срок исковой давности на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса начал течь с момента уведомления министерства о нахождении имущества в отсутствие правовых оснований во владении общества «Бизнес-Ресурс».

Суд кассационной инстанции, отказывая министерству в иске, исходил из того, что спор подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 Кодекса (пункт 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»; далее — постановление № 10/22).

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что установленные решением Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу № А07-15522/2011 обстоятельства недействительности договора доверительного управления не подлежат доказыванию вновь по настоящему делу.

Однако суд кассационной инстанции счел, что на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 13 информационного письма № 126, срок исковой давности по данному делу начал течь с 31.07.2006, то есть с момента заключения договора доверительного управления (с этой же даты договор следует считать недействительным) и истек к моменту подачи иска.

Между тем судом не учтено следующее.

Последствием передачи недвижимого имущества по договору доверительного управления от учредителя управления к доверительному управляющему без государственной регистрации в нарушение статьи 1017 Кодекса является то, что стороны договора не могут противопоставлять его добросовестным третьим лицам, ссылаться на него.

Обязанность доверительного управляющего возвратить имущество во владение учредителю управления в предусмотренный договором срок сохраняется. Поэтому нельзя считать, что в момент передачи владения имуществом по договору доверительного управления нарушаются права учредителя управления.

Заключенный доверительным управляющим договор аренды недвижимого имущества действителен для доверительного управляющего (арендодателя) и арендатора в отношениях между ними (пункт 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»).

Вместе с тем в отсутствие регистрации передачи недвижимого имущества доверительный управляющий не может получить от учредителя управления правомочия сдачи имущества в аренду (статья 608 Кодекса), а арендатор по такому договору аренды в свою очередь — правомочие аренды недвижимого имущества.

Таким образом, правомочие сдачи пионерского лагеря в аренду у общества «Центр малого бизнеса» 11.06.2012 (момент заключения договора аренды) отсутствовало, а с 10.07.2011 (момент окончания доверительного управления) у названного общества имелась обязанность вернуть спорный объект министерству.

В связи с этим общество «Бизнес-Ресурс» не получило от общества «Центр малого бизнеса» правомочие аренды пионерского лагеря по договору аренды и его владение спорным объектом неправомерно.

Требование министерства к обществу «Бизнес-Ресурс» является виндикационным (пункт 35 постановления № 10/22).

Срок исковой давности на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса начинает течь с момента, когда министерство узнало о том, кто является надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения — с 19.01.2012, в момент привлечения общества «Бизнес-Ресурс» к участию в деле № А07-15522/2011. При ином походе к толкованию норм права об исковой давности последняя начинает истекать при отсутствии у собственника возможности предъявить кому-либо виндикационный иск, что вступает в противоречие с целями института исковой давности. При этом следует учитывать, что предъявление виндикационного иска стороне по договору, в том числе и по недействительному договору, гражданским правом не допускается.

На момент обращения министерства в арбитражный суд с исковым требованием к обществу «Бизнес-Ресурс» (29.03.2012) срок исковой давности не истек.

При названных обстоятельствах постановление суда кассационной инстанции согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене как нарушающее единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.03.2013 по делу № А07-5384/2012 Арбитражного суда Республики Башкортостан отменить.

Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.10.2012 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2012 по тому же делу оставить без изменения.

Обзор документа

Истец просил истребовать недвижимость из незаконного владения организации.

Ранее он заключил договор о передаче недвижимости в доверительное управление. Такая передача не была зарегистрирована в ЕГРП. В рамках другого дела, предметом которого было выселение доверительного управляющего из спорного объекта, истец узнал, что недвижимость передана организации в аренду. Вступившим в силу решением арбитражного суда по тому делу установлено, что договор доверительного управления недействителен, поскольку не был зарегистрирован.

Кассационная инстанция сочла, что срок исковой давности по иску об истребовании недвижимости начал течь с момента заключения договора доверительного управления.

Президиум ВАС РФ не согласился с данным выводом и указал следующее.

В отсутствие регистрации передачи недвижимости доверительный управляющий не может получить от учредителя управления правомочия сдавать имущество в аренду. А арендатор — правомочие аренды. Таким образом, правомочие сдавать объект в аренду у доверительного управляющего в день заключения договора аренды отсутствовало. А с момента окончания доверительного управления, предусмотренного договором доверительного управления, у доверительного управляющего имелась обязанность вернуть объект учредителю управления. В связи с этим организация не получила от доверительного управляющего правомочие аренды и ее владение спорным объектом неправомерно.

Требование истца к организации является виндикационным.

Срок исковой давности начинает течь с момента, когда истец узнал о том, кто является надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения. При ином подходе исковая давность начинает истекать при отсутствии у собственника возможности предъявить кому-либо виндикационный иск. Это противоречит целям института исковой давности. Предъявление виндикационного иска стороне по договору, в т. ч. и по недействительному, гражданским правом не допускается.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Срок исковой давности к виндикационному иску применим?

Добрый день. Мы как юр.лицо передали в аренду недвижимость, срок договора аренды истек, недвижимость не возвращена (нет акта приема передачи который должен был составить Арендатор). С момента окончания срока действия договора аренды прошло 3 года. Можем ли мы подать виндикационный иск? Срок исковой давности — 3 года применяется ли в нашем случае?. Спасибо

Ответы юристов (2)

Добрый день. Срок исковой давности в соответствии со ст. 208 ГК РФ не применяется в вашем случае. Можете подать в порядке ст. 304 ГК РФ, а также взыскать с них плату за пользование вашим имуществом в качестве неосновательного обогащения

Если вы говорите о виндикации, то надо понимать что имущество до сих пор в пользовании третьего лица. Тут нет никакого срока давности. Нарушение вашего права идет в настоящее время.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Начало течения срока исковой давности по виндикационному иску

Добрый день! Подскажите пожалуйста, новый собственник (назовем его ООО Ромашка) нежилого помещения в нежилом здании считает, что коридоры и туалеты расположенные на этажах здания являются местами общего пользования, и подает виндикационный иск на другого собственника (ООО Лютик)(в собственности у ООО Лютик находится полностью этаж здания) зарегистрировано право с 2008 г.. Общий срок исковой давности по данным делам 3 года, с какого момента начинает течь срок исковой давности? С момента регистрации права ООО Лютик или все таки с момента когда новому собственнику стало известно об этом, т.е с момента регистрации права собственности ООО Ромашка. Заранее спасибо

Ответы юристов (2)

Добрый день! Вообще странно, что виндикация…

По виндикации срок исчисляется по общим правилам ст. ст. 196, 200 ГК РФ… Три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите своего права. Раньше, чем ООО «Ромашка» стало собственником помещения, узнать о нарушении своего права, оно просто не могло. Поэтому с момента регистрации права собственности ООО «Ромашка».

Добрый день Кристина.

Исходя из норм ст. 200 Гражданского кодекса РФ, началом течения срока исковой давности считается день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Необходимо определиться с теми требованиями, что может выдвинуть ООО Ромашка, к примеру, выступить с иском о признании части помещений здания местами общего пользования (если для этого имеются основания), соответственно с момента приобретения права собственности на помещение в здании ООО «Ромашка» и имеет право на обращение в суд с иском. Например, на основании ст. 305 Гражданского кодекса РФ касающуюся защиты прав владельца, не являющегося собственником, которая гласит, что права, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. Весь вопрос в том, имеют ли судебную перспективу возможные требования.

Надеемся на успешное разрешение Вашего вопроса.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Срок исковой давности по виндикационному иску

С какого момента исчисляется срок исковой давности по виндикационному иску? Если на него завели уголовное дело по 158 статье УК РФ.

Срок давности по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения составляет три года со дня нарушения права собственника имущества.

Каков срок исковой давности по виндикационному требованию (иска по истребованию имущества из чужого незаконного владения)?

Общий — 3 года со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своих имущественных прав.

Максим Владимирович, рекомендую обратиться к адвокату Мовсесян С.С. Адвокатский кабинет Мовсесян Сильвы Сережаевны г. Минеральные Воды 357207, г. Минеральные Воды Ставропольского края, ул. 22 Партсъезда, 133, к. 6 т. 89614431187 e-mail: LAW88-MOVSESYAN@yandex.ru http://law88-movsesyan.nethouse.ru

Скажите пожалуйста! Каков срок исковой давности по виндикационному и негаторному иску? Большое Спасибо!

По виндикационному общий срок три года. По негаторному срока нет.

Если срок исковой давности по виндикационному иску истек и истец не владеет землей, то по иску о сносе самовольных построек срок исковой давности тоже считается истекшим

ВС РФ рассмотрел дело по поводу истребования у компании «ИКЕА» земельного участка и сноса построенных на нем зданий бизнес-центра. Одним из оснований для отказа в иске стало истечение срока исковой давности. В Определении от 28.06.2016 № 305-ЭС15-6246 по делу № А41-17069/2014 ВС РФ указал, что поскольку истец не владел спорным земельным участком, а срок исковой давности по виндикационному иску истек, то нужно считать, что истек и срок давности по иску о сносе самовольных построек.

В 1991 г. коллективное сельскохозяйственное предприятие «Химки» (далее — КСХП «Химки») получило в собственность земельный участок площадью 1560 га. А в 1993 г. глава городской администрации принял постановление, которым было прекращено право собственности КСХП «Химки» на земельный участок площадью 20,88 га (на основании принятого коллегиальным органом предприятия согласия о передаче участка городу). Этот земельный участок сразу зачислили в земли запаса. Одновременно его часть (8 га) была предоставлена в аренду на 49 лет компании «ИКЕА». Впоследствии компания разделила его на два участка и поставила их на кадастровый учет. Затем она построила на одном из них два здания бизнес-центра. В 2008 и 2009 г. компания зарегистрировала право собственности на построенные объекты, а в 2011 г. выкупила земельный участок под ними.

КСХП «Химки» решило вернуть себе земельный участок, который когда-то принадлежал ему на праве собственности. Для этого сначала оно подало иск о признании права собственности компании «ИКЕА» отсутствующим. Это дело прошло два круга рассмотрения, но в итоге предприятие получило отказ в иске (дело № А41-16126/12). Затем КСХП «Химки» подало новый иск — об истребовании из чужого незаконного владения все того же спорного земельного участка, а также о сносе самовольно построенного на этом участке бизнес-центра, который принадлежит «ИКЕА».

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска КСХП «Химки». Оснований было несколько. Во-первых, предприятие не доказало, что участок, принадлежащий «ИКЕА», это и есть тот участок, который был изъят у предприятия. Во-вторых, предприятие добровольно отказалось от права собственности на этот участок, что подтверждала выписка из решения коллегиального органа предприятия о согласии передать земельный участок городу. И в-третьих, было еще одно самостоятельное основание для отказа в иске — пропуск срока исковой давности. Суд первой инстанции указал, что на требование об истребовании вещи из чужого незаконного владения распространяется общий срок исковой давности в три года. А требование о сносе построек может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по виндикационному иску (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 143 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — информационное письмо № 143). Оставалось только решить, с какого момента считать эти три года.

Срок исковой давности по делам об истребовании имущества из чужого незаконного владения считается с того момента, когда собственник узнал или должен был узнать о том, что его имущество находится в чужом незаконном владении. Предприятие настаивало, что узнало о нарушении своих прав только после проведения инвентаризации земельных участков, а именно в 2012 г., когда получило выписку из ЕГРП. Первая инстанция решила, что предприятие знало о нарушении прав с 1993 г., когда его коллективный исполнительный орган одобрил передачу участка городской администрации. Кроме того, в 2006 г. его директор запрашивал сведения из ЕГРП в отношении спорного земельного участка. То есть КСХП «Химки» в любом случае знало о выбытии земельного участка из его владения. Также ему было известно о строительстве на этом участке зданий, поскольку в 2008 и 2009 г. предприятие получило право собственности на два офиса в построенном бизнес-центре. Суд первой инстанции посчитал, что общий срок исковой давности истек не позднее 17 января 2011 г., то есть через три года после получения права собственности на первый офис. Более того, истек и предельный десятилетний срок исковой давности, поскольку предприятие само указывало о нарушении его прав с даты передачи им земельного участка на основании постановления главы администрации.

Апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения, хотя и согласилась с предприятием, что спорный земельный участок, принадлежащий сейчас компании «ИКЕА», входит в границы участка, который в 1991 г. был передан предприятию. Она посчитала, что в данной ситуации нельзя истребовать участок, поскольку предприятие само отказалось от него, а компании «ИКЕА» этот участок был предоставлен уже из земель запаса. При этом «ИКЕА» на законном основании построила объект недвижимости на этом участке и получила право собственности на сам участок. То есть оснований для квалификации спорных объектов в качестве самовольных построек не было. Также апелляция согласилась, что срок исковой давности истек.

Но кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение. Свое решение она мотивировала следующим: во-первых, не было доказательств, что право собственности КСХП «Химки» на земельный участок было утрачено по его воле и оно добровольно отказалось от своих прав на землю. По ее мнению, судам следует выяснить вопросы о наличии доказательств, подтверждающих согласие на передачу земельного участка администрации, наличие полномочий у органа предприятия, принявшего такое решение, а также доказательств избрания и реализации процедуры отчуждения земельного участка. Во-вторых, кассация посчитала необоснованным отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, 22 арендаторов в спорных зданиях.

ВС РФ отменил постановление кассации и оставил в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанции. Этим он поставил точку в споре, не позволив КСХП «Химки» отобрать у компании «ИКЕА» земельный участок.

Он решил, что кассация, отправив дело на новое рассмотрение, неправомерно предоставила КСХП «Химки» возможность при новом рассмотрении дела заявить новые доказательства. Дело в том, что предприятие требовало нового рассмотрения, поскольку собиралось заявить ходатайство о проведении экспертизы на предмет фальсификации выписки из решения совета предприятия об отказе от земельного участка. Хотя до этого оно указывало лишь на то, что не считает принятое решение отказом от права собственности, а по поводу фальсификации этого решения ничего не заявляло. Поэтому направление дела на новое рассмотрение противоречило принципу правовой определенности и положениям ч. 2 ст. 9 АПК РФ, в силу которых лицо, участвующее в деле, несет риск наступления неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий. Следовательно, у кассации не было оснований для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение, как для собирания новых доказательств, так и для повторной их оценки.

Одновременно ВС РФ подтвердил правильность вывода нижестоящих судов о том, что не было оснований для удовлетворения требований о сносе самовольных построек, поскольку земельный участок был предоставлен компании «ИКЕА» на законных основаниях для целей строительства. При этом объекты были построены на основании соответствующих разрешений, введены в эксплуатацию в установленном порядке, а доказательств того, что строительство проводилось с нарушением градостроительных и строительных норм, не представлено.

Но решающим, конечно же, являлся вопрос о применении срока исковой давности. ВС РФ сослался на п. 6, 7 информационного письма № 143. В них сказано, что поскольку истец, считающий себя собственником спорного участка, фактически им не владеет, то вопрос о правомерности возведения без его согласия спорных объектов недвижимости может быть разрешен в том числе при рассмотрении виндикационного иска либо после удовлетворения такого иска. Следовательно, если подобное нарушение права собственника или иного законного владельца земельного участка соединено с лишением владения, то требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по виндикационному иску. Таким образом, учитывая, что предприятие не владело спорным земельным участком, если срок исковой давности по виндикационному иску истек, то считается истекшим срок и по иску о сносе самовольных построек. А значит, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали в удовлетворении иска о виндикации и сносе самовольных построек по мотиву пропуска срока исковой давности.

Виндикационный иск в гражданском праве: как используют этот инструмент защиты

Гражданское право РФ для защиты интересов собственников позволяет использовать виндикационный иск. Читайте в статье об условиях виндикации и особенностях подготовки таких исков.

Читайте в нашей статье:

В гражданском праве РФ существует понятие виндикационного иска, это требование собственника вернуть имущество, которое ему принадлежит. Термин произошел от латинского выражения vim dicere. Такие иски подают собственники или законные владельцы об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения. Такой способ судебной защиты применяется наравне с негаторным иском, но отличается от него предметом и особенностями применения. В ГК прямо не определяют, что такое виндикационный иск, но характеристики и содержание таких исков вытекают из положений гражданского законодательства о способах защиты права собственности и титульного владения.

Авторский курс Романа Бевзенко

Считается, что в юрисдикции с регистрационной системой, виндикация недвижимости невозможна. Не нужно восстанавливать право, если есть запись в реестре. У недобросовестного лица мало возможностей отобрать вещь силой. Правообладатель в этом случае выходит с иском о защите владения, обращается в полицию и защищает себя от насильственного отторжения вещи. Здесь не нужен суд и виндикационный иск.

В российской правовой системе виндикация недвижимости возникла в результате расхождения действительности по реестру и в жизни.

Добросовестный А → Недобросовестный Б→ Добросовестный С
Результат: владеющий несобственник С и невладеющий собственник А

Например, B получил вещь от А и перепродал ее C. Первоначальная сделка оказалась недействительной. B не стал собственником, значит, он не мог передать вещь C. Представим себе, что владение вещью передавалось. C владеет вещью. Он зарегистрировал право в реестре. Поскольку предыдущую сделку суд признал недействительной, C – не собственник. Первоначальный владелец не может быть правообладателем. Он не записан в реестре как собственник, но есть решение суда о недействительной сделке. Значит А – собственник.

Получается классическая виндикационная ситуация: есть владеющий несобственник с записью в реестре и не владеющий собственник. Первоначальный правообладатель предъявит иск об истребовании имущества с чужого незаконного владения. Он доказывает, почему он собственник, объясняет суду, что сделка недействительна, имущество перешло незаконно. Истец истребует вещь и вернет запись о праве в реестр. В России часто владельцы оспаривают сделки с недвижимостью, потому что они совершаются в простой письменной форме. Если сделки совершаются в нотариальной форме, такие ситуации исключаются.

Условие подачи виндикационного иска – это наличие имущества в чужом владении

Инструментом защиты права пользования и (или) распоряжения имуществом выступает негаторный иск, виндикационный же направлен на защиту права владения имуществом и права собственности в целом. Условия виндикации:

  1. Предмет требования – индивидуальная вещь или индивидуализированное имущество, однозначно отделенное от других вещей в составе имущества с родовыми признаками.
  2. Истребуемое имущество должно быть в наличии – существовать в натуре.
  3. Заявить иск вправе как собственник имущества, так и его законный владелец.
  4. На предмет требований у собственника или титульного владельца есть все законные права, которые он может подтвердить.
  5. Ответчиком является конкретное лицо, у которого в текущий момент истребуемое имущество фактически находится во владении. Не имеет значения, сам ли ответчик завладел имуществом, получил его от другого лица или через лиц, которые были промежуточными в цепочке движения имущества между собственником и текущим владельцем.
  6. Владение ответчика имуществом должно быть незаконным и недобросовестным.
  7. В случае добросовестного характера владения истребование имущества допускается с ограничениями. Нельзя заявить иск к добросовестному владельцу денег, ценных бумаг на предъявителя, а также ордерных и именных ценных бумаг, удостоверяющих денежное требование. Изъять имущество из добросовестного владения можно только в двух случаях:
  • оно получено ответчиком безвозмездно (в дар, по наследству);
  • имущество было приобретено возмездно, но ранее выбыло из владения собственника или законного владельца помимо его воли, например, в результате хищения или случайной потери.
  1. Помимо изъятия и возврата имущества по виндикационнму иску, истец вправе заявить иные требования, например, это:
  • возврат (возмещение) доходов, полученных ответчиком от пользования имуществом: с недобросовестного владельца – за весь период пользования, с добросовестного – только за период с момента, когда он узнал о неправомерности своего владения;
  • возмещение ущерба от причинения вреда из-за произведенного ухудшения истребуемого имущества.
  1. Ответчик, в свою очередь, вправе потребовать от истца компенсации расходов на улучшение истребуемого имущества. При этом добросовестный владелец имеет право оставить за собой улучшения, если их можно выделить, не повредив изымаемое имущество.

Виндикационный иск является иском об изъятии имущества

Сущность иска – это возможность истребовать имущество только в натуре, то есть изъять его и вернуть. Если этого нельзя сделать, иск такого вида не может быть заявлен. Речь в этом случае должна идти о возмещении ущерба или убытков.

Вопрос о необходимости изъятия имущества из чужого владения может возникнуть и в силу договорных или иного рода обязательственных отношений. Несмотря на то, что такие требования истца могут быть законными, они выходят за пределы виндикационного иска – внедоговорных требований по сути. Если же обязательственных отношений нет, а равно они прекратились – такой иск заявить можно. Разумеется, при наличии всей совокупности других условий предъявления исков этого вида.

Давность для виндикационных исков определяют по общим правилам ГК

При подаче требований по виндикационным искам учитывайте сроки исковой давности – максимальный составляет 3 года (ст. 196 ГК РФ). Этот срок начинает течь с момента, когда потенциальный истец узнал или должен был узнать о том, что его право владения имуществом нарушено. При исчислении срока исключается период времени, в течение которого истец не знал и не мог знать, у кого именно находится имущество. Такое правило действует постольку, поскольку у истца нет реальной возможности воспользоваться судебной защитой, предъявив иск конкретному лицу.

Учтите важные нюансы:

  1. Бремя доказывания исковых требований лежит на истце. Претендовать на возврат имущества может только лицо, доказавшее свое законное на него право. В связи с этим нередко подаче виндикационного иска предшествует судебный процесс, связанный со спором о праве собственности и (или) его признанием.
  2. Доказать добросовестность владения должен ответчик. Если он этого не сделает, владение считается недобросовестным, и суд при удовлетворении требований будет руководствоваться этим фактом.
  3. Если на момент заявления требований ответчик владел спорным имуществом, а затем оно выбыло из его владения, иск не будет удовлетворен в силу невозможности исполнения судебного решения. В целях предотвращения этого важно своевременно принять меры обеспечения.
  4. Вопросы истребования (изъятия) имущества, взыскания убытков, компенсации, расчетов и взаиморасчетов сторон рассматриваются в рамках одного судебного процесса, но денежные требования могут быть заявлены и после. Если они уже заявлены, то должны подкрепляться расчетами и доказательствами.

Перед подачей иска убедитесь в том, что:

  • соблюдена вся совокупность условий для предъявления иска такого вида;
  • выполнены общие требования, установленные ГПК или АПК РФ;
  • нет оснований для возврата иска или оставления его без движения.

Для удобства и ориентира при подготовке заявления разумно использовать примеры виндикационных исков. Так, если необходимо подать виндикационный иск в связи с арендой, вы можете скачать пустой бланк или заполненный образец.

Исковое заявление об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о взыскании задолженности по договору аренды