Мсэк взятки

Глава бюро медико-социальной экспертизы Дагестана подозревается в получении взяток

МАХАЧКАЛА, 3 июля. /ТАСС/. Руководитель ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Дагестан» Минтруда России Магомед Махачев подозревается в получении взяток на сумму 52 млн рублей за незаконное установление гражданам инвалидности, возбуждено уголовное дело. Об этом ТАСС сообщил представитель пресс-службы прокуратуры республики.

«В отношении чиновника возбуждено уголовное дело по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). Установлено, что с 2014 года по апрель 2018 года за незаконное установление работниками бюро инвалидностей гражданам он систематически получал взятки путем перечисления денежных средств на банковские карты его гражданской супруги. Общая сумма взяток составила около 52 млн рублей», — сказал собеседник агентства.

В конце мая в отношении Махачева и ряда его подчиненных были возбуждены уголовные дела. В зависимости от роли их обвинили по ч. 3 ст. 210 («Создание преступного сообщества с использованием служебного положения»), ч. 2 ст. 210 УК РФ («Участие в преступном сообществе»), ч. 5 ст. 290 УК РФ («Получение взятки организованной группой»), ч. 1 ст. 292 («Служебный подлог») и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). В доме Махачева был проведен обыск, сам чиновник скрылся от правоохранительных органов. Позднее были задержаны трое заместителей Махачева.

С какими мошенничествами сталкиваются петербургские бюро МСЭ

Бюро медико-социальной экспертизы теперь должны сообщать в прокуратуру о каждом случае мошенничестве при попытке получить инвалидность. Как часто сотрудники МСЭ сталкиваются с уловками петербуржцев, «Доктору Питеру» рассказал главный специалист Петербурга по медико-социальной экспертизе Александр Абросимов.

— Александр Владимирович, реально ли подделать справку об установлении инвалидности?

— Практически невозможно. Это сложное оформление, она печатается на спецбумаге с шестью степенями защиты. Однако два года назад в Петербурге обнаружили серию подделок, обработанных в фоторедакторе. Эти справки уже были вшиты в дела и лежали в Пенсионном фонде, люди получали выплаты по ним. Обман вскрылся только при проверке документов. Как такое могло произойти? В пенсионном фонде тоже существует определенная кадровая чехарда. Далеко не каждый молодой специалист может сходу определить подлинность справки. Хотя я это делаю уже на ощупь. Самое интересное, что представившие поддельные документы действительно являлись инвалидами, несколько раз проходили медосвидетельствование. А потом кто-то им видимо пообещал, что инвалидность будет установлена бессрочно и оформил такую «липу».

Куда легче подделать направление от поликлиники на прохождение медико-социальной экспертизы. И куда сложнее обнаружить эту подделку. Человек приходит на освидетельствование, направление есть, жалобы похожие. А ведь существует масса патологий, которых глазом не увидишь. Этой зимой мы как раз расследовали такой случай. Усомнился в подлинности направления руководитель филиала районного бюро — его смутил бланк. Обычно бланки от поликлиник поступают рукописные, а тут все на компьютере распечатано. Руководитель обратился в главное бюро, мы — в поликлинику. Там сообщили, что направления не выдавали. Кстати, руководителя бюро за этот случай лишили премии, так как подделка обнаружилась после установления инвалидности — пациенту успели присвоить вторую группу.

— А чем в итоге обернулся этот обман для пациента?

— Мы проинформировали Пенсионный фонд, органы социальной защиты, что он не имеет право ни на какие льготы. Инвалидность сняли. Произошло все достаточно быстро: человек еще не успел получить пенсию и наказывать его было не за что. Однако сейчас вступил в силу новый приказ Министерства труда и социальной защиты. В соответствии с ним, мы должны сообщать о любой попытке обмана правоохранителям, даже если человек не успел нанести ущерб бюджету РФ. В приказе сказано: «Если в ходе и по результатам проведения МСЭ возникло обоснованное сомнение, что гражданином представлены подложные документы и заведомо ложные сведения, руководитель бюро направляет соответствующие материалы в органы прокуратуры». Это, конечно, сложное для выполнения требование. Не всегда можно взять на себя смелость обвинить человека в обмане.

Для себя мы нашли один удобный метод борьбы с липовыми направлениями. Сейчас 90% из них доставляются самими медучреждениями. Во-первых, тем самым подтверждается подлинность документа — никто кроме медработников к нему не прикасался, ничего не вписывал и не вклеивал. Во-вторых, пациенту не нужно лишний раз обращаться в бюро для записи на освидетельствование.

— Но ведь мошенничать могут и в самих медицинских учреждениях.

— Да, последний подобный случай уже рассмотрели в суде неделю назад. Судебное следствие установило, что врач петербургской поликлиники брал взятки и использовал должностной подлог. Действиям пациентов, дававших взятки, а также других докторов еще должны дать правовую оценку.

Бывает, что мошенничество обнаруживается неожиданным образом. Например, поступает на освидетельствование пациентка с последствиями закрытой черепно-мозговой травмы. Через пару месяцев — еще один пациент с последствиями закрытой ЧМТ. Травмы получили на одной АЗС, при одних и тех же обстоятельствах, оба обращались к нейрохирургам одной больницы, получили одинаковую помощь. Мы заинтересовались совпадением, и обратились с этим вопросом к администрации больницы. После нашего обращения пациентов с той АЗС к нам больше не поступало.

Вообще поддельный выписной эпикриз из стационара выявить достаточно сложно. А ведь именно на его основании человек получает настоящее направление из поликлиники, которое не вызовет сомнений. Но такие подделки обычно изготавливают мошенники, а не работники больниц.

— Недавно мы писали о том, как житель Перми попытался заработать 15 млн рублей на договорах страхования ипотечных рисков, получив инвалидность. Прибегают ли петербуржцы к таким аферам?

— Одна ипотечная история у нас длилась лет пять, но ее сложно назвать аферой. На освидетельствование пришел петербуржец после операции. В характеристике с места работы сообщалось, что он связан с вредными и опасными условиями труда. Мы ему устанавливаем инвалидность. И именно из-за того, что продолжать работать в таких условиях он не может. После этого к нам поступает обращение от страховщиков. Оказывается, что у мужчины три ипотечных кредита более чем на 15 млн рублей, которые он застраховал в разных компаниях. Погашать их после установления инвалидности нужно страховщикам. При этом в компаниях, где он страховал свои кредиты, он числится не как рядовой работник вредного производства, а как директор общества с ограниченной ответственностью. Я не исключаю, что человек может одновременно являться и работников вредного производства, и индивидуальным предпринимателем, соучредителем ООО и даже его гендиректором. Но если бы он представился нам как директор, который сидит в кресле и занимается административно-хозяйственной деятельностью, мы бы его инвалидом не признали. А если бы представился банкам и страховым компаниям рядовым работником, то не получил бы таких кредитов.

В итоге пациент проходил у нас экспертизу трижды. Мы отменили свое первоначальное решение из-за того, что он предоставил недостоверные данные. Мужчина оспаривал решение, обращался в федеральное бюро, а потом вообще уехал в другой регион, чтобы пройти экспертизу там. Со страховых компаний ему не удалось ничего получить.

— Страховые компании часто обращаются в бюро МСЭ, не доверяя застрахованным?

— Да, и иногда перегибают палку. Например, страховые компании часто просят нас прислать акты медико-социальной экспертизы, хотя человек уже предоставил им справку о присвоении инвалидности. В итоге мы сами обращаемся к пациенту, просим его явиться в бюро, заполнить заявление на получение копий актов и направить страховой. Возникает вопрос — нет ли здесь злоупотребления со стороны страховщиков? Протоколы освидетельствования не входят в перечень документов, который застрахованный должен предоставить компании.

— А как вы относитесь к предложению открыть страховым компаниям доступ к медицинской тайне?

— Прежде чем говорить об открытом доступе к медицинским данным, давайте внесем в правила страхования тот исчерпывающий перечень документов, которые должен предоставить застрахованный. Сейчас он должен предоставить 5 документов, а затем запрашивают еще 50. В итоге из-за сбора и анализа документов страховые выплаты задерживаются на три-пять месяцев. И это в лучшем случае. В моей практике была задержка выплаты свыше трех лет. Этот человек сейчас судится со страховой компанией и думаю, что выиграет.

На самом деле, чаще свидетельства и справки инвалидности подделывают не ради обмана страховщиков или пенсионных фондов, а ради получения небольших «бонусов», например в виде права на парковку. Наклеив на автомобиль значок «инвалид» и изготовив откровенную «липовую» справку, которую в случае проверки можно предъявить сотруднику ГИБДД, петербуржцы получают возможность парковаться бесплатно и даже осуществлять парковку под знаком «Стоянка запрещена». По моему мнению, ответственных за парковку и сотрудников ГИБДД стоить ознакомить с подлинными бланками справок, чтобы они могли пресекать подобный обман.

100 тыс. за инвалидность

Председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике Владимир Слепак обратился в понедельник в Генпрокуратуру с просьбой провести проверку в отношении Минтруда, который сообщил, что сокращает количество решений по установлению инвалидности. Слепак отмечает, что на этом фоне в бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ), принимающих решение об установлении инвалидности, расцветает коррупция, о чем свидетельствуют многочисленные факты возбуждения уголовных дел в отношении сотрудников бюро.

— Я пытаюсь получить инвалидность уже три года. Несмотря на медицинские заключения, справки врачей, квитанции о посещении «скорой», МСЭ мне отказывает, — рассказывает 27-летняя Марина Синякова из Волгограда.

До 2013 года она работала инспектором охраны в тюрьме, но однажды вечером на нее напали в подъезде и избили. Далее следовало долгое лечение. Диагноз, поставленный Марине, — венозная ангиома и фокальная эпилепсия. Военная комиссия постановила, что Марина негодна к службе по состоянию здоровья.

— Когда я пришла в МСЭ оформлять инвалидность, то мне заявили, что II группа будет стоить 400 тыс. рублей, потому что на работе при оформлении инвалидности в течение года мне должны были заплатить страховку 1,5 млн рублей. Я отказалась. Я уже готова согласиться на III группу, но сейчас за нее просят 100 тыс. рублей, при этом никакой страховки мне уже не полагается, — говорит Марина.

Она отмечает, что в месяц на таблетки и уколы она тратит около 3 тыс. рублей, при этом выйти на работу не может, потому что периодически падает в обморок и может находиться без сознания от одного до пяти дней.

Группа инвалидности дала бы ей право получать бесплатные лекарства и пенсию около 8 тыс. рублей в месяц.

Пограничное состояние

Андрей Карпенко, руководитель московского филиала Центра медицинского права, рассказал, что, сопровождая клиентов в МСЭ, неоднократно наблюдал, как под любым предлогом занижается группа.

— Если пограничное состояние между III группой и отсутствием инвалидности, то склоняются к тому, чтобы группу не давать. Фактически напрашиваются на взятки, — говорит Карпенко. Он отмечает, что процедура осмотра пациента экспертами МСЭ носит формальный характер и заключается часто лишь в измерении давления, просьбе присесть-встать, сосчитать показанные врачом пальцы.

— Обращения по поводу вымогательства денег в МСЭ — самые частые в нашей организации. Каждый день приходит как минимум четыре, — говорит Александр Саверский, президент «Лиги пациентов».

По его мнению, избежать коррупции поможет передача функций бюро медико-социальной экспертизы врачебным комиссиям, которые сейчас выдают направление в МСЭ. Ранее, как писали «Известия», он отправил свои предложения на имя вице-премьера Ольги Голодец. В ответе, который он получил от департамента по делам инвалидов Минтруда, говорится, что до 2005 года, пока МСЭ находились в ведении регионов, из-за децентрализации управления и ослабления контроля за соблюдением законодательства был интенсивный рост численности инвалидов.

Чтобы изменить эту тенденцию, проведение медико-социальной экспертизы отнесли к числу федеральных полномочий. В результате число граждан, которым была впервые установлена инвалидность, сократилось в два раза. Этот документ Саверский направил в Общественную палату РФ.

Вплоть до увольнения

18 апреля председатель комиссии по социальной политике ОП Владимир Слепак обратился в Генпрокуратуру с просьбой провести проверку в отношении Минтруда.

— Ответ, полученный Александром Саверским от Минтруда, выходит за рамки профессиональной этики. Возникает вопрос: что такое «массовое необоснованное решение» и насколько оно было бескорыстным? Ответ довольно простой, и связать его можно только с нарушением закона и созданием устойчивой системы коррупции, что и подтвердила ситуация в Ульяновской области. Там 14 апреля в отношении руководителя Главного бюро медико-социальной экспертизы было возбуждено уголовное дело по подозрению во взяточничестве.

Слепак отмечает, что в Общественную палату приходят многочисленные жалобы людей на незаконные отказы МСЭ в установлении или продлении инвалидности, лишающие их права на бесплатное лекарственное обеспечение и льготы.

Помимо ульяновской истории, недавно был скандал в Ставропольском крае. Там экс-главу МСЭ судят по 50 эпизодам превышения должностных полномочий. По мнению Слепака, факты коррупции свидетельствуют о том, что в системе работы бюро медико-социальной экспертизы необходимы изменения.

— Я выступаю за то, чтобы решения об установлении группы инвалидности принимали врачи, которые лечат человека и несут ответственность за его здоровье, — говорит он.

Представители Минтруда отрицают, что новые классификации и критерии МСЭ привели к резкому снижению числа инвалидов. На самом деле, по утверждению пресс-службы ведомства, это происходит за счет инвалидов пенсионного возраста, которых с каждый годом становится меньше, и за счет снижения количества обращений граждан за установлением инвалидности. При этом число людей, которым отказали в группе, сохраняется на одном уровне и составляет 15% от числа обратившихся.

— Минтруд России ведет работу по недопущению случаев коррупции в медико-социальной экспертизе. Эта работа включает объективизацию и четкую регламентацию процесса установления инвалидности. Если выявляются случаи вымогательства, то это вопрос их изучения правоохранительными органами, — комментирует пресс-служба Минтруда.

По информации ведомства, при выявлении подтвержденных правоохранительными органами случаев коррупции в МСЭ принимаются меры дисциплинарного воздействия, вплоть до увольнения руководителей-главных экспертов по медико-социальной экспертизе.

Минтруд сообщил, что с целью оперативного сбора информации о наличии возможных фактов коррупции в 2014 году создан электронный почтовый ящик info.mse@rosmintrud.ru, информация о котором должна быть размещена на информационных стендах во всех учреждениях медико-социальной экспертизы.

Коррупция в бюро медико-социальной экспертизы

В 2016 году в Ульяновске возбуждено уголовное дело в отношении руководителя Главного бюро МСЭ по Ульяновской области Министерства труда и социальной защиты РФ Нины Долгополовой, которая подозревается во взяточничестве в крупном размере.

2015 году Кунцевская межрайонная прокуратура Москвы возбудила уголовное дело в отношении Главного бюро медико-социальной экспертизы по городу Москве, которое бессрочно установило II группу инвалидности 54-летнему москвичу, у которого не было никаких проблем со здоровьем.

В 2015 году в Евпатории бюро МСЭ отказало в установлении I группы инвалидности инвалиду Великой Отечественной войны 1925 года рождения. Восстановить право на получение пенсии удалось с помощью прокуратуры.

В 2014 году прокуратура Костромской области восстановила пенсию инвалиду III группы, которому ранее МСЭ отказало в установлении инвалидности.

В 2013 году заместитель прокурора Вологодской области утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении бывшего врача по медико-социальной экспертизе филиала № 14 ФКУ «ГБ МСЭ по Вологодской области» Дмитрия Лобачева.

В 2013 году Плавский районный суд Тульской области вынес приговор в отношении бывшего руководителя бюро № 25 — филиала Главного бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области, расположенного в городе Плавске, — 52-летней Елены Бочкиной, врачей по медико-социальной экспертизе 49-летнего Игоря Бочкина и 52-летней Раисы Знайко. Суд признал их виновными в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ («Получение взятки») и ч. 1 ст. 292 УК РФ («Служебный подлог»).

В Ростове руководителя бюро медико-социальной экспертизы обвиняют в 100 взятках и служебных подлогах

Уголовное дело в отношении бывшего руководителя ростовского бюро медико-социальной экспертизы, обвиняемого в 100 эпизодах получения взяток и служебных подлогах, передано в суд. Об этом сообщает пресс-служба СУ СК РФ по Ростовской области.

Бывшего руководителя бюро № 30 — филиала ФКУ «ГБ МСЭ по Ростовской области» Минтруда России обвиняют по ч.ч. 1, 2, 3 ст. 290 УК РФ (получение взятки — 33 эпизода), ч. 2 ст. 292 УК РФ (служебный подлог — 67 эпизодов).

По версии следствия, с 2010 по 2017 год обвиняемый за взятки в общей сумме 1,5 млн руб. без проведения медико-социальной экспертизы выдавал подложные справки об инвалидности. На основании этих документов их обладатели получали пенсии по инвалидности и иные социальные выплаты, не имея на это законных оснований.

«Следствием собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу», — сказано в сообщении. Отмечается, что ранее, в мае 2018 года, было направлено в суд уголовное дело в отношении этого же должностного лица, обвиняемого в 56 эпизодах получения взяток и 57 эпизодах служебного подлога. Сейчас следователи продолжают устанавливать лица тех, кто незаконно получал справки об инвалидности.

В Воронеже взятки руководителей бюро медико-социальной экспертизы зафиксировали на видео

Два врача и делопроизводитель дают признательные показания.

Следователи второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Воронежской области озвучили подробности уголовного дела о получении взятки, которое возбуждено в отношении двух руководителей Главного бюро медико-социальной экспертизы и делопроизводителя бюро.

В получении взятки подозреваются 43-летний и 50-летняя председатели комиссий бюро медико-социальной экспертизы. Посредником при передаче взятки выступала 53-летняя делопроизводитель. Именно через нее «по знакомству» можно было решить вопрос о получении инвалидности.

Как уже сообщало РИА «Воронеж», по версии следствия, в марте 2013 года к делопроизводительнице обратились знакомые, которым нужно было продлить инвалидность на год. Сотрудница учреждения договорилась об «услуге» с 43-летний председателем комиссии. За помощь в беспрепятственном продлении инвалидности ей было передано 16 тысяч рублей. Часть денег женщина за посредничество оставила себе. А другую часть отдала врачу, подписи которого требовались на документах.

Второй преступный эпизод приходится на апрель текущего года. И речь идет уже о более крупной сумме. На этот раз делопроизводительница запросила 25 тысяч рублей за оформление группы бессрочно. Она «решала вопрос» через председателя другой комиссии, 50-летнюю врача-женщину. «За услугу» она также часть взятки, переданной медику, забрала себе.

— Оба факта получения взятки зафиксированы на видео. Сначала было снято, как человек, нуждающийся в оформлении инвалидности, передает деньги делопроизводителю. А потом, как она в этом же кабинете отдает взятку председателю комиссии. Сейчас два врача, подозреваемых в получении взятки (ч. 1 и ч. 2 ст. 290 УК РФ), а также делопроизводительница, подозреваемая в посредничестве во взяточничестве (ч. 1 ст. 291.1 УК РФ), дают признательные показания. Все они написали явки с повинной,

О задержании руководительницы сообщил РБК-Татарстан источник в правоохранительных органах. «В отношении Елены Румбешты возбуждено уголовное дело по статье 290, части 5 УК РФ «Получение взятки». Кроме нее привлекается медрегистратор Бюро №1 Елена Фуражкина», — сказал собеседник РБК-Татарстан. Как следует из материалов дела, медрегистратор получила 80 тыс. рублей за оформление бессрочной инвалидности жителю Казани. Из этой суммы 70 тыс. рублей женщина передала своей начальнице, после чего обе были задержаны. «Деньги у Румбешты изъяты, решается вопрос избрания задержанной меры пресечения. Следствие выявляет соучастников и дополнительные эпизоды преступной деятельности», — отметил источник в правоохранительных органах.

Ранее в Казани было возбуждено уголовное дело в отношении экс-начальницы филиала №18 Главного бюро медико-социальной экспертизы по РТ Киры Целищевой, которая получала взятки от матерей детей-инвалидов за продление инвалидности детям на тот или иной срок. Советским районным судом Казани она была приговорена к штрафу в 200 тыс. рублей.

Воронежский суд оштрафовал врача бюро медико-социальной экспертизы за взятку

Женщина получила 15 тысяч рублей за справку для оформления бессрочной инвалидности.

Ленинский райсуд Воронежа сегодня, 15 августа, вынес приговор по уголовному делу в отношении 53-летней терапевта Главного бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) по Воронежской области, сообщила пресс-служба прокуратуры региона. Женщину обвиняли в получении взятки (ч. 1 ст. 290 УК РФ).

Суд установил, что терапевт в апреле 2013 года получила через посредника 15 тысяч рублей за оформление бессрочной инвалидности молодому человеку.

Мать инвалида через знакомых попросила делопроизводителя бюро МСЭ помочь в получении для сына группы инвалидности. Делопроизводитель согласилась и передала 15 тысяч рублей одному из членов комиссии, принимавшей решение об установлении инвалидности.

На следствии обвиняемая терапевт отказалась признавать вину.

Суд приговорил женщину к штрафу в 375 тысяч рублей (в 25-кратном размере взятки). Кроме того, терапевт 3 года не сможет заниматься деятельностью, связанной с проведением медицинских экспертиз.

В Дагестане за взятки и служебный подлог арестовали главу бюро медико-социальной экспертизы

Глава бюро продавала поддельные справки об инвалидности. За каждую брала от 50 тысяч рублей. Чиновница арестована. Возбуждено уголовное дело по двум статьям.

14 лет за решеткой рискует провести руководитель 37-го бюро медико-социальной экспертизы, которого обвиняют в служебном подлоге и получении крупной взятки.

По версии следствия, в 2016 году чиновница вместе с подчиненными создала преступную группу и зарабатывала на детях, которым за деньги присваивала инвалидность. Так, в ноябре 2016 и в апреле 2017 злоумышленница получила от двух жительниц республики 155 тысяч рублей. Чтобы поставить детям инвалидность, пришлось подделать официальные документы о проведенной медико-социальной экспертизе.

В итоге главу бюро арестовали. «Принимаются меры к привлечению к уголовной ответственности других членов организованной группы», — сообщили в пресс-службе следственного комитета Дагестана.

Известно, что бюро медико-социальной экспертизы силовики заинтересовались еще в феврале. Тогда сотрудники ФСБ провели обыск в учреждении и проверили все финансовые отчеты.

Вполне вероятно, что это не единственные преступления бюро. Ранее «Наша версия» сообщала, что в Дагестане штампуют фальшивые справки об инвалидности. С одного «калеки» получают по 200 тысяч рублей. И люди охотно платят, желая получить социальные льготы. Так, 20 марта условный срок за поддельную инвалидность получил житель Кизилюртовского района.

С начала года в Дагестане идет антикоррупционная чистка. Работают силовики из Москвы. Вчера на петербургском международном экономическом форуме врио главы Дагестана Владимир Васильев пообещал продолжить борьбу с коррупцией в регионе.